Александр А. (vomyla) wrote,
Александр А.
vomyla

Подземные реки Москвы. Обзорная статья.

Оригинал взят у kampinski в Подземные реки Москвы. Обзорная статья.


Что представляют собой подземные реки? Как они выглядят и кто их посещает, а главное зачем?




Решила написать для журнала [Continent expedition]
http://www.continent-ex.ru
о подземных реках, что бы вспомнить запах сырости от кирпичных сводов, выхваченных из темноты светом фонаря, послушать снова гул воды, струящейся под ногами, и грохот проезжающих сверху машин, усиленный гулким эхом.

Подземная река все равно остается рекой, просто для удобства скрытой под поверхностью в новом каменном русле





не становясь от этого более предсказуемой, наоборот - стараниями рук человеческих, в когда-то спокойных реках, появляются бурные водопады, пороги, лабиринты и ответвления.








Чем старше и больше город, тем многообразнее его подземелья.

В Москве по данным сайта http://mosriver.narod.ru около 40 рек и ручьев, заключенных в коллекторы полностью и около 60 частично скрытых под землей. Все они, по своему интересны, но самыми красивыми являются те, что спрятаны под землю еще до революции.



И вот, я уже собираюсь в дорогу, выискивая свои старые запыленные резиновые сапоги до ушей.

Обычный московский поздний вечер, подъезжаю к метро Курская. Там меня уже дожидаются двое: Astrel и Fnatic. Свои имена диггеры почти всегда скрывают за интернет-никами и это вовсе не инфантильные игры в разведчиков, но об этом позже. Диггеров заметно издалека: походная одежда цвета хаки, грубые ботинки, рюкзаки, ГОшные сумки с болотными сапогами через плечо. На одной из оживленных улиц мои проводники «дергают» тяжелый люк. Убедившись, что все в порядке, спускаемся вниз. Делать это нужно быстро, хотя подземные реки не являются охраняемыми объектами, все-таки проникновение в них посторонними лицами незаконно, да и вообще, привлекать лишнее внимание совершенно ни к чему.





Поэтому, цепляясь за ржавые скобы лестницы, довольно скоро мы оказываемся внизу. Astrel с грохотом закрывает над нами люк изнутри. Мы стоим на небольшой сухой приступке, где можно переодеться, достать фотоаппарат и спокойно подготовиться. Так бывает не всегда, если прямо под люком сразу оказывается глубокое русло, то переодеваться приходится на улице и маршировать на глазах у изумленной публики во всей своей «космической» амуниции.





Она (амуниция) представляет собой штаны от защитного костюма Л1, либо просто болотные сапоги, которые нужны для того, что бы не мокнуть. Ну и, конечно же, фонари разных модификаций – предмет гордости и обсуждений диггеров.


Наконец, все собрались, и мы двигаем вниз по течению старинной реки Черногрязка, одной из самых живописных и интересных рек Москвы.








Первые подземные коллекторы Черногрязки были построены, предположительно во второй половине XIX века. Река имеет небольшую длину – около двух километров и у водовыпуска в Яузу впадает в другую реку – Чечеру, которая кроме интересной истории знаменательна тем, что в 2011 году на бетонных стенах ее коллектора появились масштабные “наскальные рисунки” выполненные болгаркой неизвестным автором.


Между тем, мы добрались до интересного места, где коллектор спускается вниз каскадом - это визитная карточка Черногрязки.





Вообще эта речка не самая популярная у диггеров, долгое время она вообще была тяжелодоступна, потому как многие люки приржавели намертво и лестницы почти везде отсутствуют, а верховья этой речки до сих пор исследованы очень мало.



Еще немного старого кирпичного коллектора





и мы оказываемся в масштабном русле Чечеры у знаменитых наскальных рисунков. Мастерство неизвестного автора поражает.








так выглядит портал в яузу изнутри




Вскоре Fnatic покидает нас через ближайший люк, а мы вдвоем забираемся в сухой тупик под ливневой решеткой, что бы перекусить консервами, подогретыми на сухом топливе из набора спецназовца. Военные разработки и приспособления, амуниция и одежда очень удобны в таких условиях, и пользуются большой популярностью у любителей подземелий. Сверху слышен просыпающийся город, сквозь решетку виден свет уличных фонарей и если поднести к ней телефон, то можно отправить смс родным, ведь в подземельях нет связи, что придает этим походам особую остроту.

         

Разговариваем с astrel-ом о движении диггеров. В настоящий момент, по его словам, диггерами являются (или называют себя так) тысячи человек, разного возраста, с разным опытом, но, есть некий стереотипный собирательный образ - это молодой человек, студент технического вуза, посвящающий свое свободное время  исследованиям городской подземки. Спектр интересных объектов в таком мегаполисе, как Москва, очень широк, от старых бомбоубежищ, речек и безобидных теплотрасс и «кабельников», до метро, секретных правительственных и военных объектов




за проникновение на которые можно стать невыездным и даже лишиться свободы,  да и общение со спецслужбами занятие малоприятное, потому увлеченные диггеры не раскрывают своих имен и избегают выкладывать свои фотографии с узнаваемыми лицами.

На первый взгляд кажется, что многие из них так рьяно посвящают себя подземельям в бегстве от сложностей жизни, завоевывая уважение узкого круга знакомых на форумах


Есть и такие, но большинство оказываются серьезными социально адаптированными людьми. Astrel, являясь студентом технического вуза, успевает изучать московские подземелья и работать, а также конструировать роботов для известных компаний и мечтать о патенте на разработку экзоскелета. Он, как и многие   (программисты, сисадмины, водители трамваев,  конструкторы и инженеры), вернувшись с работы, собирает рюкзак и идет покорять новые подземные горизонты. Зачем? Ответ у каждого свой: альтернативный экстремальный спорт, эффектные фотографии, исследовательский интерес.




Гиляровский еще в XIX писал о своих спусках в самую старую подземную реку города - Неглинную:

«Мы пошли вперед по глубокой воде, обходя по временам водопады стоков с улиц, гудевшие под ногами. Вдруг страшный грохот, будто от рушащихся зданий, заставил меня вздрогнуть. Это над нами проехала телега. Я вспомнил подобный грохот при моем путешествии в тоннель артезианского колодца, но здесь он был несравненно сильнее. Все чаще и чаще над моей головой гремели экипажи. С помощью лампочки я осмотрел стены подземелья, сырые, покрытые густой слизью…»

«Москва и москвичи»



Тогда заметка Гиляровского о бедственном положении русла Неглинной наделала много шума и подействовала на городскую Думу. Реку очистили от мусора и нечистот, и наводнения близлежащих улиц во время ливней прекратились. Сейчас от ее старого русла остались лишь небольшие участки, один из которого так и назвали – «Тропа Гиляровского». Нечистоты тоже больше не сливают в подземные реки, (за исключением отдельных нехороших людей http://zyalt.livejournal.com/856489.html), канализационные системы пролегают гораздо глубже и направлены они к очистным сооружениям, а не непосредственно в Москву-реку, как в 19 веке. Многое приведено в порядок, и заиливание коллекторов устраняют с помощью роботов специальные службы водоканала, однако исследователи подземелий и сейчас вовсе не бесполезны, так, например, в 2008 году фотографии paratozor-а из подземной реки Котловки вызвали нешуточный резонанс.


Тогда при строительстве элитного жилого комплекса «Три капитана» в коллектор реки были вбиты бетонные сваи, и вода из русла уходила прямо в грунт. После скандала русло перестроили.

Между тем мы готовимся уже к новому походу в другую реку – Чуру. Astrel предупредил, что поход будет непростым. Со мной попросилась подруга – Даша, которая никогда еще не была под землей. Чаще всего, впервые чайники оказываются в Неглинной, потому как она проста в прохождении, протекает по самому центру и является самой известной, однако Даша настойчиво просилась именно сегодня, была предупреждена об опасностях и трудностях и вот, мы уже дружно идем поздним вечером вдоль широкой улицы к порталу.

Река Чура – левый приток Москвы-реки, длиной около семи километров

Еще при спуске в реку, Даша умудряется порвать свой новенький костюм Л1, дыру мы заматываем скотчем, но вода все равно затекает в резиновую штанину, что для новичка считается закономерным, вместо обряда посвящения. Редко кому удается первый раз выйти из подземной реки сухим.

Мы заходим в реку и оказываемся сразу по пояс в воде. Astrel поясняет - там впереди мощный слив с ТЭЦ, самое трудное будет добраться до него. Приходится идти против течения, кое где оно такое сильное, что трудно удержаться на ногах.



Преодолеваем с трудом даже небольшие перепады, цепляясь за заботливо привязанную кем-то веревку.








Скоро мы оказываемся перед водопадом, главным препятствием на сегодня. Издалека слышен грохот, подойдя ближе мы оказываемся в большой перепадной камере, в этом месте при строительстве, часть коллектора оказалась выше другого метров на шесть-семь, от чего и образовался водопад. Холодная вода обрушиваясь вниз, разлетаясь вокруг холодными брызгами. Наверху видны горизонтальные бетонные балки, установленные специально, что бы о них разбивался крупногабаритный мусор. Грохот стоит такой, что приходится кричать.

- Там, на правой стене есть лестница, - орет мне в ухо Astrel - залезай

- Хорошо - ору я ему в ответ


Мельком ловлю тревожный Дашин взгляд. Подхожу к лестнице, хватаюсь руками за одну скобу и пытаюсь поставить ногу, тихо матерясь про себя. Воды по пояс, ноги в болотных сапогах плохо слушаются и с трудом я забираюсь на первую ступень. Лестница - это слишком громкое название для ржавых и скользких железных скоб, которые торчат из бетонной стены. Хорошо еще, что скобы достаточно толстые и внушают уверенность. Забравшись с трудом на балку, перевожу дух.

Следом залезает Astrel, а Даше забраться на лестницу не удается, у нее большой рюкзак, да и вода в сапоге, набравшаяся уже по колено не способствует ловкости. Поднимаем Дашин рюкзак на веревке, а ей самой все таки приходится забираться наверх.

Пока она с круглыми от страха глазами отлеживается, спешу ее обрадовать тем что самое интересное ждет нас впереди. Чтобы пробраться дальше нужно прыгать. С места… Растояние метра полтора. Скакать по скользкому бетону над семиметровой грохочущей пропастью, честно говоря, совсем не хочется. И мы мозгуем как быть.

Astrel еще в прошлый свой поход припрятал деревянную доску, пытаемся соорудить из нее переправу, но длины доски не хватает и она падает вниз. Тогда вспоминаем что видели неподалеку оторванную лестницу. Оставляем Дашу мерзнуть наверху, а сами отправляемся вниз. Лестница оказывается тяжелой и громоздкой, погнутой градусов под сорок пять. Какая сила могла согнуть ее и вырвать из бетонной стены?! Это дождь. Когда на улице идет дождь, вода собираясь с тротуаров и дорог в дренажные трубы, сливается в реку и могучим потоком устремляется вниз по течению, круша на своем пути все.

С трудом тащим лестницу до водопада, привязываем к ней веревку и забираемся наверх.  Вдвоем кое-как затаскиваем ее на балки. Перекидываем через пропасть и привязываем конец к балкам. Инженерное соружение готово, аккуратно шагаем по нашей качающейся переправе, держась руками за стены и за воздух. Мы уходим вперед, а лестница возможно прослужит еще несколько лет пока не сгниет от влажности веревка. Есть повод для гордости.




Вскоре после прохождения той самой врезки из ТЭЦ, река становится очень мелкой, спокойной и тихой, местами сверху болтаются корни деревьев, которые прорастают прямо в коллектор,



повсюду видны разноцветные наплывы каких-то минералов и солей. Квадратный коллектор, собранный из бетонных плит явно дает крен,




как будто вот-вот сложится под давлением земли, хотя тут не больше трех метров глубины.

Мы шли вверх по течению всю оставшуюся ночь, после очередной развилки коллекторы стали уже, по ним приходилось идти гуськом, а спасительного люка все не было.


Выбираться из неизвестных люков довольно непростое дело, многие из них намертво приржавели, некоторые запаиваются специально, но и оставшиеся опасно открывать, не прислушавшись, люки оказываются порой прямо на дороге и проезжающий автомобиль может легко оторвать нерасторопному диггеру голову. И это вовсе не страшилки для чайников, опасностей под землей достаточно.

Такое явление как «коллекторная волна» например, унесло уже не одну жизнь. Так описывает ее один известный диггер dimeticon:

"Вначале все спокойно. Тихо капает вода из дренажек (дренажных труб). Потом появляется небольшой туман. Казалось бы, ничего особенного. Где-то вдалеке появляется шум воды. Это и есть коллекторная волна. Но она еще только формируется. Потом какой-то мелкий мусор начинает плыть по воде. Ну подумаешь, мусор! Однако тут водичка из дренажных труб льется сильнее. Потом начинает течь очень грязная вода. Сначала ее немного. Затем приходит волна. Течение усиливается в считанные секунды, вода очень быстро поднимается. Счастье тому, кто оказался в этот момент рядом со спасительным люком. Хоть вверх, хоть вниз по течению, нет никакой разницы. Если угодишь в такую мясорубку, все равно сдохнешь."

Дождь в подземной реке даже без коллекторной волны опасен, подъем уровня воды на полметра способен сбить человека с ног и унести его по течению, где, теряя фонарики и оббивая собой все углы и пороги, шансов выжить практически нет.

Но есть одна река, куда диггеры любят ходить в дождь.
Это крупнейший приток Яузы - Хапиловка, которая примечательна тем, что проходима она только на лодке, потому что местами глубина ее подземного русла свыше двух метров.

Хапиловка - река на северо-востоке Москвы. Река образуется слиянием рек Сосенки и Серебрянки.

До 1931 г. на Хапиловке был большой Хапиловский пруд. Название Хапиловка происходит от названия Хапиловской деревни, которое в было связано с прозвищем владельца двора и плотины с водяной мельницей у слияния двух речек – Хапило.

И снова ночь, на этот раз только вдвоем мы идем на встречу новому приключению. Родина Российского флота и потешных полков Петра представляет собой тихий спальный район «Преображенское». Находим просторное место в реке, переодеваемся и надуваем лодку Astrel-а. Спускаемся в русло, почти сразу становится достаточно глубоко. Лодка резиновая и небольшая, усевшись сзади мои ноги достают до носа, сверху на меня укладываем рюкзаки, Astrel садится на носу. Поехали. Течение довольно сильное, стены огромного коллектора проносятся мимо, у нас у каждого по веслу, которым приходится отталкиваться от стен, и маневрировать между наплывами мусора, опасно торчащего кое-где на мелководье.

подплываем к развилке


  • - Куда плыть? Кричу я Astrel-у

  • - Я не помню, кажется туда – указывает он на коллектор в стороне

Что есть силы гребем против течения в другой коллектор, но скоро сдаемся и плывем дальше, тем более, что против течения плыть совсем не логично)  Река становится тише, доплываем до поворота к сухому участку, высаживаемся и  вытаскиваем лодку на песок.



Необычно нестись по течению, работая только иногда веслами, а не проходить каждый метр ногами, однако   не покидал страх продырявить наше судно, без которого многие участки преодолимы только в плавь, возвращаться против течения тоже не вариант. В итоге на одном из порогов мы все таки дырявим дно, но не насквозь, в лодке предусмотрено несколько изолированных камер, как раз на этот случай. Однако сидеть в лодке становится заметно прохладнее, вода с весел лилась внутрь лодки, одежда почти вся вымокла. Впереди вдруг замаячили какие-то светоотражающие знаки и послышался шум воды - большой порог. Какие-то диггеры, принесли и закрепили дорожные знаки прямо у перепада, вылезаем из лодки на людской ходок и перетаскиваем ее вниз. Из препятсвий впереди осталась лишь врезанная в коллектор труба, висящая так низко над водой, что приходится вжиматься в лодку что бы проплыть под ней.

Ближе к порталу в Яузу течение становится совсем неспешным, заметно похолодало. Коллектор стал очень широким, метров шесть-семь в ширину, нужно полагать, что и в высоту не меньше, а значит и под нами метра два-три воды. Медленно плывем вперед под высокими сводами и скоро впереди показывается свет улицы. Над городом занимается рассвет, изредко по набережной проезжают машины, тихие всплески от весел и силует Astrel-а впереди придают картине особый романтизм и живописность.



Редкие прохожие с удивлением разглядывали нас, с пешеходных мостиков пока лодка несла двух замерзших, но довольных диггеров по течению в сторону центра. Жаль что путь в Москву реку преграждает шлюз, да и на улице было холодно, то есть не просто холодно, а около минус двадцати, вода на бортах сразу превратилась в лед. Выбрались на набережную под каким-то мостом. Пора было ехать домой, немного отдохнуть и выспаться.
В ближайшие дни было запланировано еще несколько рек

я уже писала о приключениях в

[Пресне]http://kampinski.livejournal.com/2752.html




в этот раз все прошло гладко, если конечно не вспоминать об ужасном дне, ходить по которому стало уже невозможно. Пора писать коллективное гневное письмо в Водоканал "Невозможно ходить по Пресне, примите меры"

ну и перепад в конце тоже никуда не делся, это отдельное приключение.


Обойти все подземные реки Москвы нам не удалось, да это и не возможно. Многие диггеры тратят на это всю свою жизнь, однако маленькие ручьи и труднопроходимые участки так и остаются неизученными...

под занавес сверстанный видос:




P.S. Вопрос "зачем" так и остался нераскрытым, все-таки он глубок и противоречив...
Под землей безопасно, несмотря на опасности, под землей тихо и спокойно, несмотря на грохот и шум воды, под землю гонит врожденная жажда познания и исследования окружающего мира. Где еще я смогу сплавиться на лодке по порогам в феврале, не покидая заснеженную Москву? Где еще в пределах МКАД за одну ночь можно испытать столько эмоций, словно от полноценной экспедиции? Новые горизонты и открытия ждут не только за тысячи километров, но и прямо под ногами.

Tags: trip, underground, Москва, диггер, подземные реки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments